Работая в профессии, психолог, как логично предположить, должен сохранять безоценочность и не дискриминировать клиентов. Однако это происходит не всегда, вернее даже, найти такого психолога, если вы принадлежите к угнетенной группе со специфическими проблемами — большая удача (в данном тексте я говорю о постсоветском пространстве). Очень часто я сталкиваюсь с тем, что коллеги не понимают и не принимают идей, которые необходимы для работы с клиентами из разных социальных групп; более того, социальная подоплека многих проблем, которая для меня очевидна, ими, кажется, вообще не принимается во внимание. Вероятнее всего, они о ней просто не задумываются.

Я решаюсь написать этот текст по причине того, что не видеть этого невозможно, и, кажется, у меня уже накопилась критическая масса негодования относительно людей, которые работают психологами и придерживаются, мягко говоря, странных, с моей точки зрения, взглядов.

Вот, например, феминизм. Я захожу в профессиональную группу в социальной сети. Что же я там вижу?
Обвинения феминисток в том, какие они ужасные и как порочат женщин вообще.
Месплейнинг на тему того, как должны вести себя женщины — например, вернуться к традиционной роли заботливой и нежной жены, матери и хозяйки.
Душещипательную историю психолога, к которому ходила клиентка, а потом она стала феминисткой, обиделась на него (и на всех мужчин) и ушла. Ему очевидно, что это из-за нерешенных проблем с отцом.
Не говоря уже о реакции на флэшмоб #яНеБоюсьСказати — кто-то опасался ретравматизации, что еще можно понять, но многие выступали резко против идеи флэшмоба под разными нелицеприятными предлогами, даже перечислять не возьмусь. Лучшие перлы можно найти в сети — где-то даже цитаты психологов относительно этого флэшмоба были собраны.

Другая тема — полиамурия. Знаете ли вы, кто такие полиамори? Они — инфантильные создания, которые просто не доросли до того, чтобы создать стабильные и счастливые моногамные отношения. Это можно узнать у дипломированных психологов, хороших специалистов.
Тогда у меня вопрос к этим психологам — откуда столько разводов? Почему иметь любовника/любовницу — столь распространенное явление, что это, фактически, является социально приемлемой формой полиамории (только неэтичной)? Возможно, это просто они не доросли до этичных полиаморных отношений?
И, разумеется, никакого представления о том, что их точка зрения — отличный пример дискриминации полиамурных людей.

Возьмем еще одну тему — трансгендерность (я перечисляю наиболее близкие и понятные мне темы; разумеется, ими все не исчерпывается). Что мы имеем в качестве средней температуры по больнице? Очевидно, что все то же самое — дискриминацию, полное незнание матчасти (и отсутствие идей о том, что ее, вообще-то, стоило бы изучать, хотя бы в том случае, если высказываешься на тему публично, или если приходит трансгендерный клиент). То есть, лексика на уровне «смена пола» и «родился в другом теле» (напоминаю о том, что некоторые пользуются такими терминами, и я уважаю их право на это, но это не мешает мне считать, что они безнадежно устарели); существование небинарных трансгендеров — тайна; люди делятся исключительно на мужчин и женщин — и так далее.

На вопрос «Почему все так?» у меня есть, конечно, ответы. Психологическое сообщество — часть российского общества с его нетерпимостью. Таким образом, мы имеем несколько более «проработанных» в плане, может быть, личных проблем, но совершенно «слепых» в плане социальных проблем людей. Это отдельная удивительная история — считается, что психологу необходимо проходить личную терапию для того, чтобы «не навешивать» свои проблемы на клиента и эффективно работать. Но никто почему-то не думает о том, что хотя бы начальные знания о социальном устройстве необходимы точно так же! Причем не о том социальном устройстве «вообще», которое преподается, разумеется — начиная с обществознания в школе, заканчивая социологией и социальной психологией в вузе — а о том социальном устройстве, которое базируется на принципах теории интерсекциональности. Да хотя бы банальная идея, что дискриминации существуют и влияют на жизнь людей не помешала бы! Психологи хорошо понимают, что такое личные проблемы, но совершенно не в состоянии, зачастую, отследить, что в некоторых — во многих — случаях проблема имеет также системные корни.

И тут неизбежно встает вопрос о том, кто и как учит будущих специалистов. На самом деле, легко представить. Это старые советские (или переписанные с советских российские) учебники. Это старые советские (или выученные ими российские) преподаватели. Это практически полное отсутствие азов гендерной психологии. И так далее, и так далее, и так далее… Ну и, опять же, мы живем в России, наши вузы находятся в России, в них преподают люди, пропитанные теми же взглядами, что и наше общество…
Лично я, вспоминая обучение в университете, помню только пару курсов, где что-то говорилось о гендерном и социальном. И это при том, что у нас было несколько преподавателей, заинтересованных в теме и знающих что-то о феминизме! Я не очень представляю, как читаются эти курсы, если таких преподавателей нет.

Разумеется, я не говорю о том, что все психологи таковы. Есть очень много адекватных и хороших специалистов — лично знаю. Но общая картина удручает. У меня есть рекомендации по перестройке высшего психологического образования, но не думаю, что кто-то ими заинтересуется, так что приводить их здесь более-менее бессмысленно (да и из текста довольно очевидно, что мне хотелось бы предложить). Но, возможно, это прочитает кто-то из психологов. Поэтому будет рекомендация психологам, и она такова: ознакомьтесь с социальным устройством — почитайте про иерархии, почитайте про дискриминации, почитайте, наконец, о том, как они влияют на жизнь людей — ваших клиентов. Так вы принесете больше пользы — и гораздо меньше вреда. А, кажется, вы этим и хотели заниматься — приносить пользу людям?

В скобках — о том, что наш проект «Свободная психология» был задуман именно потому, что мы не видели альтернативы мейнстримному психологическому дискурсу, который не учитывает дискриминации и социальное давление.

22 июля 2016 г.

Саша Крик